Зал олимпийской славы Спорт

Что наша жизнь? борьба!

По стопам брата

— Мой старший брат, Гамзат, занимался борьбой, — вспоминает Джавид. — Он долго не хотел брать меня с собой  тренироваться. Дело в том, что в детстве я был низкий, пухленький, как говорил брат, маменькин сыночек. Он боялся, что я не потяну нагрузки. Но вмешался отец, настоял, чтобы меня взяли в зал. После этого Гамзат во всем помогал, объяснял на ковре, как правильно проводить прием, выполнять то или другое упражнение.

— Борьба сразу понравилась?

— С первого занятия. Примерно через полтора года уже не представлял себя без тренировок. Вскоре и лишний вес ушел, я прибавил в росте, да и регулярная силовая нагрузка положительно сказалась. Хорошо помню первые соревнования. Это был чемпионат города Кизилюрт. Выступал в самой тяжелой весовой категории — 42 кг. На тех состязаниях у меня был только один соперник. Я выиграл. Схватка получилась очень забавной — большую часть времени на ковре мы толкались. Как рассказывал брат, я проводил приемы с закрытыми глазами.

— А первую серьезную победу помните?

— Это было в 2006 году на чемпионате России среди юношей, где занял второе мес­то. В том же году пере­ехал в Мозырь. Здесь больше 35 лет тренирует борцов наш односельчанин и папин одноклассник Малик Эскендаров. Еще за год до этого я рвался в Беларусь, но родители не хотели отпускать младшего сына. Своего добился: папа поговорил с Маликом Эндижае­вичем, и вскоре состоялся мой переезд. Кстати, отец не занимался борьбой, но очень большой поклонник этого вида спорта. Следит за всеми соревнованиями, знает титулованных борцов, изменения в правилах.

Здесь климат другой…

— Джавид, но ведь Дагестан считается колыбелью борьбы. Почему уехали?

— Дело в том, что на тот момент у меня на родине греко-римская борьба была не так хорошо развита, как вольная. Это недавно ситуация с этим видом единоборств в Дагестане стала меняться в лучшую сторону. А в Беларуси было и есть все для профессионального роста: высокая конкуренция, классные условия, отличные специалисты. Тот же Алим Селимов, выступавший в составе белорусской сборной, в 2005-м выиграл титул чемпиона мира. К слову, Алим также занимался у Малика Эскендарова.

— На момент переезда уже закончили учебу в школе?

— Оставался еще год. Не скажу, что учиться в Мозырском филиале Гомельского училища олимпийского резерва было сложно, но некоторые нюансы были. Например, не ходил на занятия по белорусскому языку. За год предмет не выучишь: только бы мешал другим ученикам и преподавателю. Кстати, хочу выразить благодарность директору училища Александру Владимировичу Серкову, который многое сделал для меня.

— Быстро адаптировались в незнакомой стране?

— Сложнее всего было привыкнуть к жизни в общежитии. Ведь в Дагестане жил в более-менее просторной квартире с родителями. А в общаге в небольшой комнате нас ютилось четверо. Кроме меня там проживали гребцы — мои одноклассники. Быстро с ними поладил. Питание? Я большой любитель вкусно поесть. Дома мама спрашивала у меня с братом, что приготовить, — мы по очереди делали заказы. Я часто просил сделать манты и чуду (пирожки с разнообразными начинками, жарятся на сухой сковородке. — Прим. ред.). Пища в столовой студенческого общежития была не такой вкусной. Сам же я слабый повар — не люблю готовить.

— Белорусский климат отличается от дагестан­ского?

— Пришлось привыкать и к морозам. В Дагестане зимой бывает минусовая температура — 6-7 градусов, выпадает снег. А в первый год, как я перебрался в Беларусь, столбик термометра опускался ниже минус 20 градусов… Для

меня это был шок. Не хотел выходить на улицу. А если выбирался, то выглядел, как капус­та — сто одежек. Сейчас организм привык, морально готов к холодам. Кстати, научился здесь кататься на лыжах. Правда, на первых порах много падал, садился на шпагат. Освоил также коньки и горные лыжи. Но сделал вывод, что зимние виды спорта — не моё. А вот зимние прогулки полюбил.

Прием, еще прием!

— Тяжело ли было заявить о себе на ковре?

— Взрослый чемпионат Беларуси первый раз выиграл в 2009 году, будучи еще юнио­ром. Ехал на те соревнования в хорошей готовности и с классным настроем. Удалось выиграть у всех, в том числе у фаворита весовой категории Александра Кикинёва. Та победа придала уверенности в своих силах. К сожалению, на молодежном уровне успехов не было — на чемпионатах мира и Европы становился пятым. Считаю, сделал шаг назад. Пришлось задуматься над своей подготовкой. Сегодня понимаю, что тогда с тренерами переборщили с количеством турниров. К чемпионату мира

подошел «пустым». Но во время подготовки боялся подойти к тренеру и сказать, что устал. Могли неправильно понять: мол, парень отлынивает от работы. Сейчас все по-другому: если надо, мне дают день-два выходных.

— Ваш полуфинальный поединок на Олимпиаде в Рио против украинца Жана Беленюка запомнился неоднозначными судейскими решениями. Часто вспоминаете ту схватку?

— Стараюсь забыть о ней, ведь нельзя ничего вернуть, что-то исправить. Нужно делать выводы, думать, как выиграть у украинца в следующий раз. Больше всего переживал после церемонии награждения. Злился на судей, что не дали баллы за мой бросок. Зато потом рефери были беспристрастны в поединке с болгарином Николаем Байряковым. Какие еще воспоминания остались о Рио? Скудноватые. Я пробыл там четыре дня и не успел почувствовать тот дух, хваленую атмосферу. Все прошло, как обычный старт. Сам город не впечатлил — трущобы, грязь. Видно, что люди бедствуют. Когда живешь в таких условиях, хорошие мысли в голову не приходят.

— Вы ведь учитесь на юридическом факультете БГУ?

— На шестом курсе. Но на ближайшие четыре года у меня спортивные планы. На повестке дня подготовка и выступление на чемпионате Европы, который пройдет в мае, а через три месяца состоится первенство мира. Здорово было бы выиграть медаль на каждом из турниров. А вообще хочу отобраться на Олимпиаду-2020 в Токио.

— Знаю, вы женаты. Супруга из Беларуси?

— Из Дагестана. Познакомили нас родители за два года до свадьбы. Во время первой встречи мне очень приглянулась Гульнара. Я уехал в Беларусь, но мы продолжали общаться. Через год я сделал ей предложение, а еще через девять месяцев сыграли свадьбу. Гульнара перебралась в Гомель, где я жил на тот момент.

В 2015-м жена снова уехала в Дагестан. Она была в положении, а я почти ничем не мог помочь — постоянные сборы, выездные соревнования, тренировки. У нас родилась дочка, которую назвали в честь моей мамы — Гулизар. Сейчас наше семейство живет под Минском.

— Наверняка хотели, чтобы первенцем был мальчик?

— Кого Бог дал, тому и рады. Уверен, что и мальчик родится. Но когда парень подрас­тет, не буду предлагать заниматься именно борьбой. Постараюсь направить его в игровые виды спорта: футбол, хоккей, баскетбол. В любом случае окончательный выбор будет за ним.

Имя Джавид значит «щедрый“. Спортсмен говорит, что старается быть таким. Помогает малообеспеченным людям деньгами, одеждой, личным участием в решении проблем.

 

Автор: Денис ГОЛУБ