Поклонимся великим тем годам

Приказано выжить

блокада

Испытывая страшный голод, жуть бомбежек, теряя родных, видя вокруг себя смерть и будучи сама к ней готова, девятилетняя жительница блокадного Ленинграда Люся Поплавская верила: Красная армия все равно победит фашистов

— Когда началась блокада, мы — папа Василий Павлович, мама Нина Михайловна и я — жили в двух комнатах коммунальной квартиры на набережной канала Грибое­дова, — рассказывает Людмила Савицкая (до замужества Поплавская). — Старший брат, Николай, с семьей и двумя детьми обосновался неподалеку от нас. Младший, Илларион, студент вуза, жил в общежитии. Оба защищали Ленинград. Николай погиб в сентябре 1941 года, вскоре после этого пропал без вести Илларион. Отца на фронт не взяли: ему было уже 59 лет, к тому же он очень плохо видел.

На хлебе и воде

Людмила СавицкаяЗима 1941-го выдалась суровой. Родители и Люся переселились из двух комнат в одну, тут же обосновались вдова старшего сына Соня и их дети. Еще осенью сделали небольшой запас древесины, собирая ее по городу, потом на дрова порубили всю мебель. Еду готовили на чугунной буржуйке, возле нее же грелись. В Ленинграде ввели карточную систему. Василий Павлович велел жене делить паек на три равные части (у Сони с детьми были свои карточки). И хотя она возражала, убеждая мужа, что ему надо пищи больше, он настоял на своем.

— Мы с тобой обязаны спасти нашу дочь, — сказал он.

Паек был мизерным. Утром каждый получал стакан кипятка и треть от суточной порции хлеба (125 г). В обед выдавалась столовая ложка пшенной каши, маленькая тарелка крупяного супа и вторая часть хлебного кусочка. Вечером — снова стакан воды и оставшийся хлеб. Канализация и водопровод не работали, электричества не было. Воду находили с большим трудом. Люся несколько раз в день ходила с чайником в подвал одного из домов в Вознесенском переулке, где из трубы капала влага. Наполняла и приносила его домой. Ходить по улице было страшно, потому что везде — трупы. Но мама сказала дочери: «Это такие же люди, как мы, просто им не повезло. Ты жалей их, тогда и страшно не будет». Так девочка и делала.

Вам может быть интересно...  А слава тебя найдет...

— Несмотря на трудности, никто не падал духом, — продолжает собеседница. — Ленинградцы не сомневались, что наши войска быстро разгромят оккупантов. И хотя фашисты продвигались на восток, мы верили: скоро их погонят на запад.

Люди старались помогать друг другу, делились последним. У одинокого пожилого соседа Поплавских хватало сил только на то, чтобы сходить в булочную за «карточным» хлебом. За водой идти уже не мог. Семья часть свое­го кипятка переливала в термос и отдавала старику.

И все-таки силы оставляли блокадников. Топливо закончилось. Воспалением легких заболела Соня. Лечить ее было нечем. В апреле 1942 года она умерла.

— С каждым днем слабел и отец, — вспоминает Людмила Васильевна. — Однажды ночью он тихонько слез с раскладушки и пополз к сундучку, где под замком хранился паек на утро. Мама закричала: «Вася, там хлеб на нас троих, куда ты ползешь?» Он опомнился и заплакал.

В конце мая 1942 года Василия Павловича не стало. Перед смертью он сказал Нине Михайловне, что приказывает ей вырастить дочь. Похоронили, поплакали и стали жить дальше.

Победить смерть

Как-то девочка нашла у мамы старинную кулинарную книгу. Начала читать и увлеклась. Смотрела на красивые фотографии блюд — и ей казалось, что она чувствует их аппетитный запах. Но организм не обманешь. Люся обессилела, перестала вставать с постели, голова кружилась, ноги опухли, зубы шатались. Мать понимала, что в такой ситуации спасением может стать только мобилизация каких-то внутренних сил организма. Тогда она сделала вид, что кулинарная книга куда-то пропала. И потребовала от Люси, чтобы та встала и нашла издание. Помогла ей подняться. Девочка потихоньку ползала на четвереньках, искала книгу. А ее нигде не было. Так мама заставляла дочку периодически двигаться, и, как это ни странно, та почувствовала себя ­лучше. ­Потом они вместе стали ходить за хлебным пайком по свежему воздуху, что тоже помогло ребенку окрепнуть.

блокадаВ июне 1942 года вместе с другими семьями Поплавских каким-то чудом эвакуировали в Сибирь. Поселили в небольшом колхозе в Кемеровской области у местной жительницы по имени Павлина. Люся пошла в школу, Нина Михайловна устроилась на работу. Прожили в колхозе два года. В 1944-м написали письмо родственникам в Белоруссию и получили ответ с приглашением приехать жить в Кобрин.

Вам может быть интересно...  Минск в огне

— В Кобрине я окончила среднюю школу, поступила на заочное отделение пединститута в Бресте. Вышла замуж, и вместе с супругом и мамой в 1955 году мы перебрались в Минск. Вырастили двоих сыновей. Уже стали взрослыми и четверо наших внуков.

В 1966-м по путевке выходного дня Людмила Савицкая впервые после войны приехала в город на Неве:

— Пришла к нашему дому, поднялась в квартиру, где мы жили. Там обосновались старший внук соседей по коммуналке и его сын. Они меня очень хорошо приняли, угостили чаем. И… не поверили, что в Минске мы живем в отдельной трехкомнатной квартире.

Людмила Васильевна прошлась по набережной канала Грибоедова, Вознесенскому переулку, Большой Подьяческой:

— Ходила и радовалась, что мы не перебрались в Ленинград, потому что все коммунальные квартиры и город в целом после блокады наводили на меня ужас. В Минске всегда чувствую себя уютно и безопасно. Много зелени, чистого воздуха и замечательные люди.

Как это было

В блокадном кольце

Блокада Ленинграда началась 8 сентября 1941 года, когда фашисты взяли город в кольцо с суши. Единственным путем сообщения осталось Ладожское озеро. По нему пролегла так называемая Дорога жизни — магистраль, по которой доставляли продовольствие.

За время блокады, продолжавшейся 872 дня, от голода, холода и лишений погибли от 630 тысяч до 1,5 миллиона ленинградцев (цифра озвучена на Нюрнбергском процессе). Лишь 3 % смертей приходились на вражеские артобстрелы и бомбежки. Самой тяжелой для населения оказалась зима 1942 года. Только за январь — февраль умерли более 200 тысяч человек.

Блокаду Ленинграда прорвали 18 января 1943 года в ходе операции «Искра». Советским войскам удалось установить сухопутную связь с городом. По берегу Ладожского озера была проложена железная дорога, по которой начали поступать продовольствие и военные грузы. Ее назвали Дорогой победы.

Окончательно снять сухопутную блокаду с города на Неве удалось 27 января 1944 года.