Культура

Без связи с миром

Делегация Белгосцирка во главе с директором Владимиром Шабаном побывала в Северной Корее на фестивале «Апрельская весна». Чем удивила самая закрытая страна в мире

О перелете, встрече и валюте

— В 2016-м всех артистов фестиваля перевозили чартером из Москвы. В этом году в связи с усилением международных санкций пришлось лететь до Владивостока, а там… нас забрал Ту-154 северокорейских авиалиний. Давненько я на таком не летал, поэтому было страшновато.

Встречал нас замминистра культуры, всех собрали на выходе из аэропорта и сделали общее фото. Посадили в автобусы и повезли в гостиницу. Она оказалась 47-этажной. В ней можно было купить сувениры, правда, очень дорого и только за валюту. Брелоки и амулеты — по 4-5 долларов. При этом местных денег мы так и не увидели, даже сдачу нам давали китайскими ­юанями.

О делегации, еде и статусе

— В поездку мы отправились расширенной делегацией. Кроме артистов были приглашены главный режиссер Алла Николаева-Алиева и зам­директора Ольга Босякова. Алла Анатольевна на месте контролировала номера, а Ольга Михайловна приценивалась к стоимости номеров местных артистов. Ведь мы ехали не только показать свое творчество и поучаствовать в фестивале, но и договориться о дальнейшем сотрудничестве. На мне — стратегические переговоры, но важна еще и цена вопроса.

Кормили нас централизованно. На столе всегда было много зелени, огурцов, помидоров и рыбы. Все-таки вокруг два моря. А еще свинина и рис. Супы у них своеобразные и очень острые. Ну и, конечно, капуста кимчи.

Благодаря добрым творческим отношениям, которые сложились с руководством цирка Пхеньяна, я в этом году был приглашен в качестве почетного гостя. Это самый высокий статус. Мне полагались личный автомобиль с водителем и переводчик.

О фестивале, серебряных медалях и гастролях

— Традиционный фестиваль «Апрельская весна» собирает в Пхеньяне со всего мир­а ­артистов разных жанров — балет, пение, цирковое искусство. Всего около 300 участников. Да, там не присутствовали американцы, но все европейские страны были представлены.

Артисты Белгосцирка Вероника Рыбчонок и Максим Виноградов с номером «Воздушные гимнасты на полотнах» в номинации «Групповой номер» и Алена Климович с номером «Антипод» в номинации «Сольный номер» завоевали серебряные награды.

Важно отметить, что доб­рые слова о минском цирке не раз звучали во время официальных приемов. Ведь для местных артистов наш первый фестиваль стал трамплином. Все, кто выступал у нас на манеже в минувшем сентяб­ре, сейчас гастролируют по Европе.

О транспорте, мобильниках и связи

— Два года назад на широких проспектах Пхеньяна было пусто — только общественный транспорт. Сейчас появились автомобили, но, насколько я знаю, частных там все еще нет.

В день рождения Ким Ир ­Сена нас повезли посмотреть салют. На набережной стояли тысячи местных жителей, и у многих в руках были сотовые телефоны, на которые все снимали фейерверк. Мне показалось, что в КНДР перескочили время кнопочных мобильников и сразу стали пользоваться сенсорными.

К слову, в стране есть три сотовых оператора, но связи с внешним миром у меня не было, как и Интернета. Первые пару дней не мог найти себе места. А потом просто расслабился, как и все члены нашей делегации. Но мы могли заказать звонок на родину из специальной кабинки.

О достопримеча­тель­ностях, закрытости и сувенирах

— По заранее оговоренному (улыбается) выбору была составлена программа ­посещения исторических мест. Поразила башня высотой 150 метров, построенная в честь дня рождения Ким Ир Сена. Обязательным в программе стало посещение Дворца солнца — мавзолея, где погребены руководители страны. Это целый ритуал.

Да, КНДР — закрытая страна. Не могу сказать, что мы могли свободно гулять по улицам столицы. Передвигались на «колесах», выходили у конкретных мест. Что касается съемки, то запрета на фото не было. Но с условием: на кад­рах не должно быть портретов вождей. А в Пхеньяне они везде! Поэтому снимков у меня не­много.

Домой мы все везли конфеты с женьшенем, которые очень ценятся. А еще натуральную косметику — лучшую в мире, по мнению моих домашних. Ну и, конечно, магнитики.

Как есть

В глаза бросались газоны, которые на улицах Пхеньяна пропалывают вручную. А еще стройные жители города — там просто нет людей с лишним весом. Не худые, а именно стройные. Потому что ходят пешком и ездят на велосипедах. Все дети одеты очень ярко, пестро, униформу в школах уже не носят.