Здорово жить

Бесплодие – не приговор

бесплодие, лечение

Дети должны рождаться от любви. Репродуктивные технологии — лишь спасательный круг в экстремальной ситуации

Увеличение рождаемости — жизненно важно для будущего нации. Поэтому бесплодие — проб­лема не только медицинская. О причинах этой патологии и ее лечении беседуем с заведующей кафедрой акушерства, гинекологии и репродуктивного здоровья ­БелМАПО док­тором медицинских наук, профессором Станиславой Михалевич.

Станислава Михалевич — Сегодня около 15 % пар в Беларуси страдают бесплодием. Число таких союзов действительно увеличивается или из-за лучшей информированности с этой проблемой просто стали своевременно обращаться к врачам?

— Бесплодным признается союз, в котором при регулярной половой жизни женщине в течение года не удается забеременеть. Но многие партнеры не регистрируют сего­дня брак, многие обращаются к специалистам по поводу бездетности после 2-5 лет совместной жизни. Поэтому достоверные цифры о бесплодии очень сложно получить. Но и 15 % — это очень серьезный показатель, указывающий на демографическое неблагополучие. Абсолютно точно — женщин и мужчин с такой проблемой становится больше.

— Каковы основные причины бесплодия?

— Международная классификация ВОЗ называет 22 причины женского и 16 причин мужского бесплодия. Есть давно известные факторы: патология маточных труб, эндометриоз, перенесенные ИППП, оперативные вмешательства, воспалительные процессы, аборты, эндокринные нарушения. Острота некоторых из них заметно снижается. Так, в Беларуси отмечено уменьшение числа абортов. Зато появляются совершенно новые. Среди них, в частности, применение оральной контрацепции, предназначенной для женщин, решивших свои репродуктивные задачи. Эти препараты сегодня, к сожалению, часто используют нерожавшие женщины и тем самым создают себе впоследствии проблемы с зачатием.

— Читала о том, что специалисты все чаще сталкиваются с необъяснимым бесплодием.

— В проблеме бесплодия для специалистов по-прежнему еще много неясного. Например, эта проблема все чаще встречается у мужчин. Сегодня почти у 40-50 % пар бездетность объясняется репродуктивным неблагополучием сильного пола. А 30 лет назад его было в 2-3 раза меньше женского. Исследования говорят о том, что у европейцев уменьшается фертильность спермы. Почему? Наверное, влияют и экология, и питание, и образ жизни. Безусловно, негативно сказываются на репродуктивной функции и мужчин, и женщин стрессы, особенно затянувшиеся. Необъяснимое бесплодие, на мой взгляд, зачастую носит психогенный характер. В современном западном мире наблюдается очень мощное нейролингвистическое программирование на отсутствие детей. Оно затрагивает и нас: пропаганда однополых браков, гей-парады, признание третьего пола, движение чайлд-фри. Разве все это исподволь не формирует установку на страх перед деторождением? Лично я считаю, это очень серьезный фактор, который мы недооцениваем.

— Возраст рожениц серьезно влияет на репродуктивную функцию?

— Разумеется. Отсроченное деторождение — западный тренд. С одной стороны, зрелое отцовство и материнство более ответственное. С другой — в 40 лет поздновато первый раз становиться родителями. У женщин и мужчин к этому возрасту могут появиться болезни, и со здоровьем наследников у таких пар могут быть проблемы. Оптимальный возраст для рождения первенца — от 20 до 35 лет.

— Сколько бесплодных пар прибегают сего­дня к экстракорпоральному оплодотворению (ЭКО)? Всегда ли оно гарантирует решение проблемы?

— Примерно 50 % бесплодных пар излечиваются без высоких технологий, с помощью медикаментозной терапии или операций. Сколько из оставшихся 50 % прибегают к экстракорпоральному оплодотворению, сказать сложно. Эффективность ЭКО (одной попытки) — 20-40 %. Порядка 5-10 % пар не смогут решить свою проблему даже путем ЭКО из-за болезней, не позволяющих зачать и выносить ребенка. Иногда единственный шанс стать родителями — прибегнуть к суррогатному материнству. Но меня беспокоит вот что. Если первоначально ЭКО назначали только в крайне сложных случаях, когда все остальные методы лечения не давали результата, то теперь порой рекомендуют, не особо вникая в причины бесплодия. Им явно стали злоупотреблять. А ведь вспомогательные репродуктивные технологии — это серьезная гормональная агрессия и психологический стресс. Не говоря уже о том, что ЭКО — дорогостоящая процедура.

— Это результат коммерциализации медицины?

— Отчасти. К сожалению, в погоне за сиюминутным результатом мы недостаточно задумываемся о долгосрочной перспективе.

— Как, на ваш взгляд, должна поступить бездетная пара, которой рекомендуют ЭКО?

— Если супруги прошли все необходимые обследования и никакой медицинской патологии у них не обнаружили, я бы посоветовала прежде сходить на прием к психотерапевту. Почти все акушеры-гинекологи знают примеры, когда после успешного завершения ЭКО последующие беременности наступали самостоятельно. Это подтверждает, что зачастую бесплодие обусловлено психологическими факторами.

— То есть высокие технологии — тоже не панацея от бесплодия?

— Конечно, нет. Как врач, я рада тому, что аппаратура стала совершеннее и помогает в диагностике и лечении, что появилось больше препаратов для пациентов с бесплодием, развиваются новые вспомогательные репродуктивные технологии. Но все-таки люди должны размножаться естественным путем. Дети должны появляться от любви, а не благодаря медицине. Деторож­дение не должно становиться управляемым.

— Что важно для сохранения репродуктивного здоровья?

— Необходимо вести здоровый образ жизни, постараться минимизировать стрессы, соблюдать режим труда и отдыха. В случае возникновения проблем своевременно обращаться к гинекологу (женщинам) и андрологу (мужчинам). Неплохо было бы вспомнить о таких понятиях, как целомуд­рие, верность, воздержание. И в семье, и в школе юношей и девушек следует готовить не только к профессиональной карьере, но и к ответственному отцовству и материнству.