Культура

Театр – сотворение мира

«Весь мир — театр», — повторим следом за Шекспиром. И ответим ему: мир театра — тоже Вселенная

В эти дни, когда Большой театр Беларуси отмечает юбилей (25 мая ему исполняется 85 лет), очень трудно определить тему для публикации. Все важно, все интересно: история здания Иосифа Лангбарда на макушке Троицкой горы, история коллектива, в репертуаре которого уже 90 опер и балетов, а в творческом багаже — проекты, имею­щие европейский резонанс…

У белорусского Большого два мощных артистических крыла — опера и балет. А эти крылья растут и распрямляются для полета в двух знаменитых минских учебных заведениях: академии музыки и хореографической гимназии-колледже.

Инесса Душкевич — одна из тех личностей, персон белорусской культуры, жизнь и творчество которой имеют особый ракурс, когда можно и нужно говорить о взаимосвязи учебного заведения и театра.

В 10 лет Инесса переступила порог хореографического училища (так тогда называлась гимназия-колледж), а в 18 лет была зачислена в трупп­у Большого театра оперы и балета Белорусской ССР. Солировала 20 лет! Джульетта, Кармен, Жизель, Фригия, Одетта-Одиллия, Рогнеда… Была на сцене романтичной, загадочной, мистической, волевой, одним словом, необыкновенной. В 1989 году, когда наш театр был на гастролях в Великобритании, СМИ назвали Душкевич в числе пяти лучших балерин мира.

Но век балерины — это и есть те самые 20 лет. В 199­9-м Инесса Душкевич вернулась в альма-матер. Сначала работала в хореографическом колледже педагогом, а сейчас находится на должности художественного руководителя.

…Эту хрупкую, почти невесомую женщину с лучистыми глазами мы увидели в репетиционном зале театра, где она вместе с именитыми педагогами колледжа готовит отчетный концерт своего учебного заведения. Он пройдет в Большом театре 27 мая. Первое отделение состоит из фрагментов классики, народно-сценических танцев, современных концертных номеров. Второе — это одноактный балет «Штраусиана» (хореография Владимира Бурмейстера в редакции заслуженной артистки России Нины Дьяченко). Около 60 учащихся колледжа выйдут на сцену белорусского Большого.

— Инесса Анатольевна, а вы когда впервые ступили на эту сцену? Помните?

— Помню! 1970 год. Я, второклассница хореографического училища, танцевала па-де-труа из балета «Щелкунчик». Мне было 11 лет.

— Какие эмоции у вас «привязаны» к сцене белорусского Большого?

— Восторг, ужас, счастье, печаль, просветление… Кроме классического репертуара я танцевала в спектаклях Валентина Елизарьева. Более того, была в числе тех балерин, на которых он ставил спектак­ли. Так как герои­ни у Валентина Николаевича всегда выходили натурами страстными, яркими, бескомпромиссными, то и эмоции были соответствую­щие. «Сотворение мира», «Роме­о и Джульетта», «Страс­ти (Рог­неда»), «Кармина Бурана», «Болеро», «Весна священная» — каждый спектакль вбирал в себя всю мою жизнь — и ту, которую прожила, и даже будущую.

— А награда?..

— За роль, например, Рогнеды я получила Государственную премию Беларуси…

— Говорят, лучшая награда артисту — аплодисменты.

— Правильно говорят. Но материальная поддержка тоже очень нужна. Вообще нужен позитив. Хотя наша профессия предполагает, что артиста лучше держать в черном теле, доб­рое слово нам необходимо как воздух. Если говорить о начинающих, с которыми я сейчас работаю, то ребенка надо обязательно подхваливать. Однако и кнут никто не отменял. В нашей профессии дети учатся преодолевать себя и физически, и эмоционально. Самая большая победа — это победа над собой.

Однако вернусь к теме сцены. В мое время она была деревянная. Мы танцевали на полу без специального покрытия и, чтобы прикрыть дыры, стелили сценический половик. Делаешь фуэте и попадаешь ногой в дырку… Так что нынешний модернизированный по последнему слову техники Большой театр — благо для всех. У покрытия со­временной сцены есть амортизация, и танцовщикам легче прыгать. Правда, у этого пола появился угол наклона — покат. Вот, смотрите, и в репетиционном зале тоже покат. А у нас в колледже сцена с другим полом. Поэтому я своим воспитанникам говорю: «Привыкайте к стандартам».

— С какого возраста берете в колледж детей? Труднее или легче работать с ними год от года?

— Профессионально учиться балету приходят после 10 лет. Дети всегда и во все времена разные, есть покладистые, есть ершистые. Бывает, появляется ребенок, на которого хочется тратить и тратить силы. Уже видно — будет толк. Но мы, педагоги, не имеем права кому-то отдавать предпочтение. Другое дело, что возможности у детей разные.

— Балет — сильный жанр для сильных людей. Особый — балетный — характер вырабатывают? Или с ним надо родиться?

— Сложный вопрос, на который я дважды отвечу «да». Балетный характер — это сочетание многих свойств и качеств. Любовь к своей профессии. Самокритика. Стрессоустойчивость. Работоспособность… Профессия тяжелая. Стержень духа должен быть несгибаемым.

— Вы ушли со сцены в 38 лет. И что? Никакой зависти к другим балеринам, которые танцуют «ваши» партии?

— Никакой. Я ушла, потому что должен был появиться ребенок. И он появился — сын Дима. А мои, как вы говорите, роли и партии танцуют другие. И когда они это хорошо и даже прекрасно делают, я за них радуюсь.

— Как проведете 25 мая — день рождения Большого театра Беларуси?

— Накануне, ­24-го, буду в театре в качестве зрителя на праздничном концерте. От всей души поздравлю эту большую театральную семью, в которой, к счастью, есть и мое место. Самое главное богатство Большого — его коллектив, и он заслуживает похвал, улыбок, цветов…

А 25 мая проведу здесь же, в репетиционном зале. Знаете, подготовка отчетного концерта колледжа тоже дает сильные эмоции. Наши выпускники — без пяти минут артисты. Но на эти «пять минут» уходит очень много времени…

Справка «ВМ»

Стали народными артистами Беларуси воспитанники Белорусской хореографической гимназии-колледжа Юрий Троян, Людмила Бржозовская, Владимир Комков, Инесса Душкевич, Владимир Иванов, Виктор Саркисьян, Валентин Дудкевич, Ольга Гайко, Игорь Артамонов, Людмила Кудрявцева, Константин Кузнецов. Все они танцевали либо до сих пор танцуют в Большом театре Беларуси.