Зал олимпийской славы

Александр Попов: дважды знаменосец

Бережно храня десятки медалей, завоеванных на престижнейших стартах, он вправе гордиться и по-особому весомым достижением. Один из самых титулованных биатлонистов страны удостоился чести выносить флаг Беларуси на церемонии открытия зимних Игр дважды — в 1998 и 2006 годах — сначала в качестве спортсмена, а позже тренера

Александр Попов становился олимпийским чемпионом в Калгари-1988 и серебряным призером Альбервиля-1992 в эстафете, добыл немало других наград и титулов. Сегодня знаменитый стреляющий лыжник работает в России, а свободное время старается проводить в Минске вместе с любимыми супругой и тремя подрастающими дочками.

Снегопад в Нагано, спор с Бьорндаленом

— Саша, болельщики со стажем до сих пор вспоминают, как в феврале 1998-го на Играх в Японии вы, несмот­ря на нешуточный снегопад, отменно пробежали 10 км со вторым, по-моему, результатом из 30 уже финишировавших спортсменов, однако гонку отменили судьи…

— Да, я отстрелялся без штрафных минут, лыжи достаточно хорошо работали. Условия были для всех практически одинаковыми, тем паче, как только остановили гонку, снег сразу прекратился. Но как получилось, так получилось.

— Считаете, что медаль у вас фактически отобрали?

— Не то чтобы отобрали, скорее, мне не повезло. Мы с тренерами потом анализировали, и выходило, что как минимум «бронзу», а то и «сереб­ро» я должен был получить. Уле-Эйнар Бьорндален, думаю, ту гонку все-таки выиграл бы, что, собственно, и сделал на следующий день.

— Для 24-летнего норвежца та Олимпиада была, кажется, первой?

— И медаль стала первым олимпийским «золотом» будущего супруга нашей замечательной Даши Домрачевой, которая, кстати, как и я, встала на лыжи и начинала заниматься биатлоном в Сибири. Вот такое любопытное совпадение.

— Вы, правда, до переезда в Минск уже успели стать олимпийским чемпионом…

— Да, я переехал в белорусскую столицу в 1990-м вместе со своим личным наставником Владимиром Капшуковым. Сначала пригласили сюда поработать его, а Владимир предложил составить ему компанию. «Раубичи» в ту пору считались одним из лучших цент­ров в мировом биатлоне. Естест­венно, идея тренироваться здесь мне пришлась по душе.

— Тем более наверняка были знакомы с этой базой не понаслышке?

— Еще в 1986-м мы с Капшуковым готовились в «Раубичах» к Спартакиаде народов СССР, провели здесь шикарнейший сбор. Повезло с погодой, снега хватало, идеальная трасса, закупленный к тому времени ратрак — все сошлось идеально. Скорее всего, эти условия и помогли мне хорошо стартовать в Красноярске. Я занял тогда 1-е место в индивидуальной гонке, 2-е — в спринте и эстафете. Так что переезд в Беларусь не был спонтанным, и хотя из-за болезни сезон-1990 пришлось пропустить, меня без проблем поставили на ноги.

Вам может быть интересно...  На колесах фортуны

— И «серебро» Альбервиля в составе Объединенной команды СНГ положили, условно говоря, уже в белорусскую копилку?

— Да, уже будучи минчанином. А за суверенную сборную Беларуси выступал еще на двух Олимпиа­дах — в Лиллехаммере и Нагано. И там и там имел возможность подняться на пьедестал, занимал даже 4-е место. Но спорт есть спорт: как говорится, не судьба.

В команде с Фетисовым и Бестемьяновой 

— Из всех Олимпиад, где вам посчастливилось побывать в качестве спортсмена или тренера, самой памятной, наверное, стала первая?

— Конечно. Это как первая любовь — ее не сравнишь ни с чем. Я летел в Калгари в статусе лидера команды, и неподъемный для молодого спортсмена груз ответственности сильно давил. В общем, переволновался и «сгорел» в индивидуальной гонке, открывавшей соревновательную программу в биатлоне. Долго ждал старта, к тому же лидера ставили в третью-четвертую группу, было тепло, все растая­ло, снег стал мягким.

В итоге занял 12-е мес­то, став последним в нашей ­команде, и в спринте вмес­то меня выставили другого спорт­смена. А потом все устаканилось. В эстафете вновь вышел на лыжню, мы прекрасно отстрелялись, я и Сергей Чепиков вообще обошлись без запасных патронов, и команда выиграла «золото».

— Природа в Канаде и впрямь очень похожа на нашу, славянскую?

— Да, страна красивая, много больших лесов, чудесная природа. Но самые яркие впечатления остались от встреч с лидерами мирового спорта, ведь там я впервые увидел вживую элиту лыжных гонок, фигурного катания, хоккея. Мы ездили на матчи сборной СССР, болели за Фетисова, Крутова, Ларионова, Макарова и их товарищей, ставших олимпийскими чемпионами, потом вместе летели чартером домой и праздновали победу в самолете, позволив себе немножко шампанского.

Приятно было познакомиться и пообщаться со знаменитыми фигуристами Натальей Бестемьяновой и Андреем Букиным. Наташу встретил даже на последней Олимпиаде в Пхёнчхане, поболтали о том о сем, она по-прежнему прекрасно выглядит, хотя прошло уже 30 лет. Как будто ничего не изменилось, разве что оба не­множко повзрослели (смеется).

— Львиная доля наград была добыта вами в эстафетных гонках. Вы, получается, командный боец?

— В известном смысле, наверное, да. Правда, на чемпионате мира в Финляндии в ­1991-м я занял 2-е место в индивидуальной гонке, отличался где-то еще, но большую часть медалей завоевал в командных гонках. Меня, наверное, не назовешь мегаталантливым биат­лонистом, как, скажем, того же Бьорндалена, скорее, был довольно хорошего уровня спорт­сменом, хотя в ­1989-м мог даже выиграть общий зачет Кубка мира. В индивидуальных гонках стал тогда лучшим, а вот в спринте упустил свой шанс, причем буквально в последнем старте — требовалось занять хотя бы на одно место выше моего 4-го. Чуть-чуть не хватило, однако в принципе показал высокий результат.

Вам может быть интересно...  Что наша жизнь? борьба!

Судьба на сноуборде

— Зачехлив лыжи и винтовку, вы плодотворно поработали со сборной Беларуси, несколько лет возглавляли ее. На то время, по идее, пришелся расцвет отечественного биатлона?..

— Да, не преувеличивая своих заслуг, все же отмечу, что обе сборные в ту пору были укомплектованы очень прилично, наши спортсмены регулярно поднимались на подиу­мы и в индивидуальной, и в командной гонках. Мужская дружина, укрепившись титулованным Владимиром Драчевым, в общем зачете Кубка мира стала лучшей в эстафете. Девочки тоже хорошо выступали, и даже когда неожиданно ушла вице-чемпионка Олимпиады Светлана Парамыгина, в Беларусь перебрались очень перспективная Ольга Назарова и опытная Алена Зубрилова. А за ними тянулись и доморощенные таланты.

— Рискну предположить, что для вас тогда судьбоносным стало еще и знакомство с известной российской горнолыжницей и сноубордисткой Марией Тихвинской?

— Мы познакомились случайно на сборах в австрийском Рамзау. Маша была еще действующей спортсменкой, хотя после серь­езной травмы ноги, восстановившись, переключилась с горных лыж на сноуборд, став впоследствии вице-чемпионкой мира.

В Рамзау же она помогала группе горнолыжников и в один действительно прекрасный день попросила подвезти ее подопечных до аэропорта, поскольку их автобус сломался.

— Отказать симпатичной девушке вы, естественно, не могли?

— Конечно. Как тренер сборной Беларуси по биатлону принял положительное решение, но выставил шуточное условие — в качестве вознаграждения дать мне несколько уроков сноуборда, благо Тихвинская со спортсменками не улетала. На том и порешили, и с тех пор мы больше не расставались, по крайней мере, надолго.

— Это ваш второй брак?

— Да, и у нас растут три замечательные дочки, причем все родились в декабре: сперва двойняшки Анастасия и Анна, а два года спустя — Надя. Учатся они в гимназии № 22 в Минске, занимаются разными видами спорта, ходят на танцы и в бассейн. Многому их уже научила мама, а чему отдадут предпочтение, когда подрастут, время покажет.