Наука и жизнь Общество

Тренировка для ученых

Первое, что бросается в глаза, когда попадаешь в Национальную антидопинговую лабораторию, — молодость ее сотрудников. Объясняется это просто — специалистов для выполнения таких, как здесь, исследований не готовит ни один вуз нашей страны. А поэтому предпочтение отдают молодежи — мотивированным выпускникам, готовым обучаться на месте. Из 20 ученых лаборатории — 8 кандидатов наук: химических, биологических, медицинских.

Чтобы не терять форму

В 2013 году Всемирное антидопинговое агентство (­ВАДА) приняло пятилетний мораторий на аккредитацию Национальной антидопинговой лаборатории в европейском регионе. Каким будет решение по истечении срока, заранее предвидеть нельзя. Так что пока в Беларуси запрещено тес­тировать спортсменов — их допинг-пробы отправляют в Польшу и Германию.

— Было бы нецелесо­образно, если бы лаборатория, оснащенная таким со­временным дорогостоя­щим оборудованием, как наша, простаивала, — говорит ее директор Сергей Беляев. — Поэтому мы выполняем бюджетные исследования и активно развиваем платные услуги. В прошлом году 50 % средств заработали сами. Такая загруженность заказами позволяет поддерживать антидопинговые методики  это довольно сложные процедуры) на должном уровне.

Как у спортсменов ухудшаются физические показатели при отсутствии регулярных нагрузок и тренировок, так и у исследователей теряется интеллектуальная форма без регулярных «упражнений» в лабораториях. А готовность к аккредитации нужно сохранять.

Говорят цифры

За 2017 год в Национальной антидопинговой лаборатории проанализировано 93 образца (БАД, продукты для питания спортсменов, медпрепараты). В 9 из них, исключительно импортных, обнаружены запрещенные вещества.

Из-за моратория у белорусских ученых нет возможности общаться, обмениваться опытом с коллегами из аккредитованных зарубежных лабораторий. И самым сложным, по словам Сергея Беляева, оказался поиск новейшей научной информации в области допинг-контроля. Все используемые сегодня в лаборатории методики оригинальны — разработаны ее сотрудниками с учетом закупленного импортного оборудования и особенностей подготовки материала для исследований.

Научное творчество — самое интересное в работе коллектива лаборатории. Квалифицированные специалисты тестируют на предмет наличия запрещенных веществ спортивное питание, биологически активные добавки. Например, мясные консервы «Олимпиец» и «Чемпион», руб­леные полуфабрикаты «Атлет» и «Силач», созданные в Институте мясо-молочной промышленности РУП «НПЦ НАН Беларуси по продовольствию», проходили проверку именно в этих стенах. На коммерческой основе контролируют качество лекарственных препаратов, выполняют заказы отечественных фармакологических предприятий, проводят исследования по определению в крови и моче наркотических и психот­ропных препаратов, оказывающих токсическое действие.

— Дженерики (лекарственные средства, на действующее вещество которых истек срок патентной защиты) перед выпуском на рынок проверяют у нас на эквивалентность оригинальному препарату. Для анализа образцов используется хромато-масс-спектромет­ры ведущих производителей мира, — рассказывает начальник отдела биоаналитических исследований Национальной антидопинговой лаборатории Светлана Прадун.

БАД, спортивное питание или медпрепараты, в которых обнаружены недопустимые компоненты, не регистрируются Минздравом и не поступают в торговую сеть.

Разделение труда

Национальное антидопинговое агентство занимается антидопинговой политикой, планированием забора проб, самим их забором, обучением. Компетенция Национальной антидопинговой лаборатории — аналитический этап допинг-контроля.

Новый документ для спортивной элиты

Недавно сотрудники Национальной антидопинговой лаборатории обратились в ­ВАДА с просьбой разрешить исследования для составления биологических паспортов спортсменов (БПС). Наличие таких документов сего­дня обязательно для спортивной элиты.

— Не всегда удается поймать спортсмена на непосредственном употреблении запрещенного препарата, — поясняет начальник отдела антидопинговых испытаний Юрий Походня. — Однако эффект от его применения порой оказывается гораздо продолжительнее, чем период выведения из организма. Факт использования допинга можно установить по специфическим биологическим маркерам. БПС и предназначен для их долго­срочного мониторинга. Регулярное наблюдение за состоянием спортсменов позволяет отследить манипуляции, которые производились заранее с использованием запрещенных в спорте препаратов, не выявляемых прямыми методами допинг-контроля.

Биологические паспорта спортсменов сегодня ведутся по гематологическому и стероидному модулям. Первый может выполняться и неаккредитованными лабораториями, имеющими разрешение ВАДА. Для его составления с помощью гематологического анализатора определяют 10 показателей крови, причем образцы желательно сдавать ежемесячно. В стероидном модуле собирают информацию о маркерах, указывающих на изменение метаболизма собственных гормонов в пробах мочи.

Биологический паспорт спортсмена не похож на традиционный документ, удостоверяющий личность. Это информация в электронном виде, которая находится на серверах ВАДА и доступна для определенного круга лиц. Офицер антидопингового агентства в любой точке мира может зайти в программу АДАМС и ­ознакомиться с БПС.

— Анализируя модули, эксперты могут высказать свое мнение о причинах атипичного результата, — отмечает биолог отдела антидопинговых испытаний Дмитрий Костин. — Как правило, эксперт делает дополнительный запрос на получение информации о перенесенных спортсменом заболеваниях, травмах, проживании в условиях высокогорья, характере его питания в указанный период. Все эти факторы могут отражаться на параметрах крови. Пул экспертов включает обычно не менее трех человек из числа как белорусских, так и иностранных специалистов. На основании их заключений антидопинговое агентство принимает решение об использовании запрещенных препаратов.

Пока исследования биологических образцов для паспортов делают за рубежом — в Варшаве и Дрездене. Однако по запросу Национального антидопингового агентства (правообладателя БПС) сотрудников лаборатории, являющихся экспертами Минздрава, с января уже привлекают для оценки результатов, зафиксированных в паспортах. Неблагоприятных заключений им пока давать не приходилось.

Имейте в виду

За каждой ошибкой в исследованиях стоит топовый спортсмен, в которого вкладываются многомиллионные средства различных корпораций. На случай погрешностей в своей работе антидопинговые лаборатории застрахованы на суммы от 2 миллионов долларов.

Автор: Ольга ПОКЛОНСКАЯ