Депутатский клуб Общество

Срочно требуется помощь

История, которую поведал глава многодетного семейства из Лошицы на приеме у депутата Мингорсовета Андрея Бугрова, до­стойна стать сценарием захватывающего триллера.

Как рассказал мужчина, после выплаты кредита они с супругой разделили равными долями трехкомнатную квартиру между тремя детьми и собой. Бывший же муж младшей дочери женился на старшей и получил от нее в собственность минимальную часть ее доли. В итоге четыре семьи оказались владельцами трех комнат. Вот тут-то и созрело яблоко раздора. Дважды зять поставил условие, чтобы семья выплатила ему компенсацию в размере 30 тысяч долларов, и тогда они с женой откажутся от своих частей. Родители считают, что сумма превышает оценочную стоимость в три раза, но в то же время готовы купить комнату для старшей дочери. Однако та не соглашается, и на протяжении года идет самая настоя­щая война за 15 квадратных метров в стандартной квартире на окраине Минска. Суды, прокуратура, милиция, повреж­денная входная дверь, выбитая балконная рама, распыленный в квартире газовый баллончик. Практически каждый конфликт собственников жилья заканчивается вызовом правоохранителей и составлением протокола.

— Мы не знаем, что делать, — обращается к Андрею Бугрову глава семьи. — Может, вы нам поможете?

Что в подобной ситуации может сделать депутат? Анд­рей Александрович перебирает огромную стопку копий документов, оставленную заявителями.

— Обязательно все тщательно прочитаю, вникну, изу­чу, — говорит он. — Затем направлю соответствующие запросы начальнику РУВД и прокурору Ленинского райо­на для разъяснений по данному факту и отчета о том, что было предпринято. Существует не совсем понятная прак­тика, когда правоохранительные органы в ответах граж­данам цитируют статьи законов и указов, практически не разъясняя их суть. Но после депутатского запроса проблема рассматривается глубже, более грамотно и доходчиво растолковываются нормы закона.

Ольга, мама троих детей, на прием записалась заранее. С Андреем Бугровым встречается не в первый раз. Накануне 1 сентября он приезжал к ней домой и поздравлял школьников с началом учебы.

Рассказывая свою историю, женщина не смогла сдержать чувств. Муж во время домашней ссоры ударил старшего ребенка, который бросился защищать мать.

— Я заявила в милицию, составили протокол, но в школе-интернате, где учится сын и куда обратилась за помощью, педагоги встали на сторону мужа, — рассказывает женщина. — Говорят, что не могут вмешиваться в семейные отношения. В итоге супругу все сошло с рук. Я хочу защитить своих детей и себя, ведь подобное уже случалось. Сама выросла в неблагополучной семье. И в интернате жила, и по наклонной катилась, и однажды материнских прав лишали. Не хочу, чтобы дети испытали то, через что прошла сама. Да еще в администрации после этого случая нас отнес­ли к числу семей, находящихся в социально опасном положении. Если сейчас произойдет какая-то ссора дома, детей заберут. Помогите!

После ухода Ольги Андрей Александрович прокомментировал:

 Даже если человек неправ, надо подобрать нужные слова, снять напряжение, дать ему почувствовать, что в сложной ситуации он не один. Что касается случая Ольги, то, раз есть факт домашнего насилия, надо принимать меры, а не сразу ставить на учет. Почему бы тем же социальным педагогам или работникам районного управления образования не прийти в эту семью: усадить всех вместе, поговорить и помочь разобраться?

Что сделаю я? Прежде всего переговорю в управлении образования Ленинского района, в чем причина такого решения, сколько раз они посещали эту семью, как ее характеризуют и что думают предпринять. Направлю запрос, чтобы предоставили отчет о проделанной работе. Могу обратиться на предприятие, где работает супруг. Но здесь надо быть очень аккуратным, чтобы не навредить. Главное — сохранить семью.

Автор: Ирина РЖЕУССКАЯ