Торговый ряд Экономика

Из жизни вещей

Вот ведь производственный цинизм! О повышении качества того, что мы носим, едим, с чем ложимся в постель и встаем, вспоминается один раз в год. Во все остальные дни это ­самое качество в мире ру­гают.

Любопытно, что международный праздник появился накануне распада СССР. В 1989 году мне, как студенту-практиканту, довелось присутствовать на заводском заседании, посвященном запус­ку новой модели прибора народнохозяйственного значения. Название не скажу, не уполномочивали. Выдвиньте из кухонного шкафа нижний ящик. Вот она лежит. Вещь! Чистый дюралюминий. Какова эргономика ручки, плас­тичность формы, динамика промежуточных линий и… ненужность. Между прочим, в свое время она стоила 6 руб­лей 35 копеек.

— Чем порадуете? — открыл собрание директор завода.

Он все знал и лукавил, премии были получены, секретарша уже дважды бегала на рынок за лимонами к коньяку.

Свежо выдыхая цитрусовыми, главный инженер доложил, что прибор послужит ускорению мощности, удобству эксплуатации и облегчению ручного труда домо­хозяек.

— А с надежностью как? — вопросил руководитель.

— Орехи можно колоть.

На директорский стол вывалили горсть фундука, и самый крепкий член конструкторского бюро с размаху бухнул по ней экспериментальной моделью. Скорлупа взорвалась гранатой, мелкие осколки попали в глаза. Директор и главный инженер прослезились.

Шутки шутками, но в системе социалистического производства все вещи служили дольше. Срок службы того же холодильника определялся в 25 лет, кухонный комбайн «Помощница» передавался по наследству, автомобиль «Жигули» мог без поломок трижды обогнуть земной шар. Сегодня мы скатились (или, наоборот, поднялись?) до капиталистической системы распределения. Срок годности нынешних продуктов питания сопоставим со сроком службы современного холодильника. Раньше бутылочное пиво портилось в течение семи дней. Сейчас оно не скисает год. Зернистый творог сохранит свежесть и после апокалипсиса. Про сметану я вообще не говорю. Ею можно будет смазывать мозоли спустившемуся с небес во время Страшного суда Создателю.

А всё деньги и сопутствующие технологии. Инженер-конструктор современного холодильника не сидит за кульманом. Он все загнал в компьютер. Тот просчитает необходимую толщину стенок с точностью до микрона. Агрегат должен навсегда выйти из строя на следующей неделе после истечения гарантийного срока. За спиной конструктора маячит маркетолог. Он в сговоре с директором и всей мировой рыночной закулисой.

— А сделай так, чтобы холодильник гикнулся уже на следующий день, — просит маркетолог. — Поменяй вот эту железную штучку на пластмассовую.

Объемы продаж тут же вырастут на 2,67 процента.

Конструктор меняет. Он понимает, что иначе останется без работы. Вечно работающий холодильник сегодня никому не нужен. Себестои­мость агрегата составляет 40 условных единиц, но на рынок он выходит под брендом «Доступное качество“ и стоит уже 400. Часть прибыли достается предприятию, но сметану и сливки снимают именно маркетологи, кормящиеся с рекламы.

Вечером они выключают персональные компьютеры и идут в ближайший супермаркет, где превращаются в таких же потребителей. На этот раз они попали в сети маркетологов, оперирующих колбасой и сосисками. Себестои­мость сои, из которой произведен продукт, выражается в копейках, основную сумму отнимают рек­ламные расходы.

Получается замкнутый круг. В него вовлечены все, и разорвать это движение не получится. А вы говорите про качество!

Автор: Олег ПАХОЛКИН