Минск. Имена-легенды

Графское дело

Кто такой Кароль Ян Александр Гуттен-Чапский? Многие минчане не смогут ответить на этот вопрос и очень удивятся мудреному имени

Впрочем, если упростить задание и сказать так: «Графа Чапского знаете?», то немалая часть горожан заявит: «Пиво такое есть». Если быть точным, пиво такое было: один из сортов пенного напитка, который выпускал завод «Оливария», так и назывался — «Граф Чапский».

Честно говоря, за графа обидно. То, что он еще в позапрошлом веке построил в Минске корпуса нашего замечательного пивного завода, — лишь малая толика того, что этому незаурядному человеку удалось сделать для города.

О классовом подходе слыхали? Из «графьёв» несколько поколений наших граждан признавало, пожалуй, лишь графа Льва Толстого, которого вождь мирового пролетариата каким-то чудом объявил зеркалом русской революции. А Чапский никаким зеркалом не был: промышленник, финансист, успешный коммерсант, крупный земле­владелец…

Кстати, его вишневый сад в имении Станьково под Минском, в отличие от других дворянских вишневых садов, обоб­щенно представленных в пьесе Чехова, под топор при нем не пошел. Чапский в Станьково даже ананасы выращивал! А рассада этих ананасов продавалась на ярмарке в Минске. Исторический факт.

Уверен, что этот граф посмеялся бы над страданиями помещиков Гаева и Раневской — героев чеховской пьесы. Они, брат и сестра, — образованные, умные люди, тонко чувствуют красоту, но в силу своей привычной расслабленности не могут ничего предпринять для ее спасения. Помещик, минский городской голова Кароль Чапский был не таким: он мог и старый сад сберечь, и еще сто новых посадить! Но знаете, в чем тут фокус? Написав эти последние несколько предложений, я заглянул в Интернет и уперся в факт, который самым наглым образом отвергал и деятельный оптимизм Чапского, и мои размышления по этому поводу. А факт такой: в возрасте 44 лет Кароль Ян Александр умер от туберкулеза. Случилось это 17 ян­варя 1904 года. И именно 17 ян­варя 1904 года в Москве состоялась премьера «Вишневого сада»! То есть сама история, словно некое одушевленное существо, демонстративно настояла на своем: может, ты, граф, и большой молодец, но время твое вышло, прости.

А теперь на несколько минут забудем о злобной старухе истории и просто вспомним о незаурядном человеке, который славно потрудился на благо минчан в те годы, когда эпоха великих потрясений еще не наступила, хотя и стояла уже на пороге.

Образ графа Чапского мы можем в какой-то мере представить по барельефу работы скульптора Павла Войницкого: в 2014 году памятное изображение установили на здании завода «Оливария» (смотрите снимок). Порт­рет мне нравится. Щеголь, душа компании… Не исключено, что в какие-то минуты своей жизни Кароль таковым и был. Да и некоторые воспоминания его современников намекают на то, что граф при всей своей деловитости был не чужд радостей бытия. Так, Эдвард Войнилович, который построил в Минске Красный костел, вспоминал о Чапском: «Пос­ле весело проведенной ночи в клубе он на рассвете садился в седло и гнал лошадь в родное Станьково, чтобы зарядиться энергией и дать указания управляю­щему. Однако тут же возвращался в город, чтобы успеть на совещание городского правления и представить там проекты по развитию и благоустройству города…»

И все же я уверен в том, что действительный облик графа точнее отражает фотоснимок, на которой мы видим его в последние годы жизни, когда множество дел, которые он взвалил на плечи, отягчались тяжелой болезнью. В таком весьма строгом сюртуке (смотрите снимок) он, скорее всего, и приходил на службу.

За 11 лет муниципальной дея­тельности Чапский сделал удивительно много. На газетной странице подробно обо всем не расскажешь, поэтому говорить о деяниях городского головы придется в телеграфном стиле, через запятую. Итак…

Прежде всего он предпринял энергичные усилия, чтобы завершить тогдашний многолетний долгострой: в 1890 году граф в торжественной обстановке открыл здание городского театра (сейчас это Национальный академический театр имени Янки Купалы).

В том же году город обзавелся телефонной станцией. Общественный транспорт Минска ведет свое летоисчис­ление с 10 мая 1892-го, когда открылась конка.

1894-й — построена электростанция, и вскоре 240 лампочек начали освещать улицы, 430 — квартиры. Театр сиял, ложи блистали! Чапский хотел, чтобы Минск стал маленьким Парижем, и упорно действовал в этом направлении.

Не все в думе верили, что город осилит строительство электростанции: проект представлялся слишком амбициозным. Но он был осуществлен и очень скоро начал приносить Минску большой доход.

А на второе место по доходности вышел водопровод: городской голова приложил много трудов, чтобы его расширить и реконструировать.

В 1892 году Чапский основал городское общество любителей спорта. В Губернаторском саду (нынешний парк имени Горького) были построены велотрек и стадион, начали работать секции по легкой атлетике, борьбе, теннису, гимнастике, плаванию, фехтованию. Были оборудованы площадки для крокета и тенниса, кегельбан, выдавали напрокат велосипеды, зимой заливали каток. По выходным и праздничным дням играл духовой оркестр.

При Чапском открылись городская публичная библио­тека, ремесленное училище, метеостанция, начали издавать газеты «Минские губернские ведомости» и «Минский лис­ток», строили мосты и мостили улицы, был организован приют для бездомных, построе­на казарма для семей пожарных, учреждена бесплатная амбулатория, укреплена набережная Свислочи, создано чертежное бюро и организован контроль за городским строительством, налажен вывоз мусора, учрежден санитарный комитет, приведена в порядок городская бойня животных… И еще Чапский основал «Общество охраны женщин Минска», при котором открылись воскресные школы, ясли для детей рабочих. В своем доме на улице Захарьевской граф создал родильный приют.

Этот список можно продолжать еще долго… Возникает вопрос: а неужели столь предприимчивый человек, занимаясь делами города, не порадел о собственных финансах? Порадел. Например, имея большие землевладения в Игуменском уезде, он всячески способствовал организации Игуменского рынка (впоследствии — Червенского), где жители уезда начали бойко продавать свои товары. От этого выиграли все — и землевладелец Чапский, и крестьяне, и ремес­ленники, и горожане, которых радовал товар, отличавшийся хорошим качеством и умеренной ценой.

Граф был деятелен и нетерпелив, а это плохо сочеталось с бюрократической системой. Чапский нередко нарушал установленный порядок согласования текущих дел, и постепенно все больше обострялись его отношения с городской думой и губернским начальством. Муниципальная касса вновь и вновь подвергалась проверке. Однако заподозрить градоначальника в финансовых махинациях было невозможно. От ежегодного жалованья в 3 000 рублей он отказался еще в 1894 году, а из собственных средств на нужды города потратил 210 тысяч!

Достойные деяния достойного человека…

А теперь посмотрите на снимок, на котором запечатлен зеленый холмик среди березок. Что за холмик? Так выглядит могила Чапского в Станьково. Когда-то на этом месте стояла каплица, но во второй половине прошлого века она была снесена…

Специалисты, зани­мающие­ся туристической отраслью, уже в течение многих лет высказывают мнение, что фигура неординарного градоначальника мог­ла бы стать символом, привлекающим туристов. Это верная точка зрения, тем более что белорусская столица старается расширять поле туристических событий на своей территории. И ведь заметьте: ничего не надо придумывать. Богатая история Минска предлагает креативные идеи. И одна из них — граф Чапский собственной персоной.

Недавно в редакцию приходил Иван Гордиевский — вице-председатель ОО «Минский столичный союз предпринимателей и работодателей», директор местного историко-культурного фонда «Лелива» («Лелива» — наименование родового герба Гуттен-Чапских). Он рассказал, что усилиями общественности на могиле Кароля Чапского установлен деревянный крест, но в будущем каплицу все равно надо будет восстановить. Ее проект уже разработан. Собеседник сообщил также, что подготовлен эскиз бюста бывшего градоначальника для установки в одном из минских скверов. Иван Иванович отметил, что в столичном воздухе витает немало идей не только по увековечению памяти Кароля Чапского, но и по развитию его предпринимательских традиций. Эти планы готово поддержать бизнес-сообщество, близки они и предприятиям города, в истории которых граф сыграл заметную роль.

Безусловно, руководству столицы стоит прислушаться к мнению и планам общественности, неравнодушной к истории города.

Понятно, сохранение памяти о Кароле Чапском имеет значение не только для привлечения туристов. Это нужно нам самим, для того чтобы лучше ощущать малую родину, любить свой город.

У графа долгов перед минчанами не было. А вот мы ему, похоже, задолжали.

Справка «ВМ»

В конце XIX — начале XX века муниципальными делами в Минске занималась городская дума. Она создавала свой исполнительный орган — городскую управу — из трех человек во главе с городским головой. Последний одновременно являлся и председателем городской думы.