Глаза в глаза Общество

Владимир Карпяк: Для меня нет «не моих» тем

С чувством гордости

«Широка страна моя родная» — знаменитые песенные строчки вспоминаются, когда читаешь вашу биографию. Родились в Литве, высшее образование получали в Латвии, первое рабочее место — в украинской Шепетовке, армейская служба — в Калининградской области Российской Федерации, и, наконец, профессиональное становление пришлось на Бобруйск. Той «широкой» страны давно уже нет… Какое время, Владимир Валентинович, и о какой (теперь уже суверенной) стране вы вспоминаете с бóльшим теплом?

— Каждый период жизни, наверное, имеет свое значение. В Литве прошли школьные годы. Там мои родители строили, потом работали на цементном заводе. Как забыть? Студенческое время, думаю, не один я вспоминаю с ностальгией… Добрые слова обращу в адрес родной «Белшины» и Минского завода шестерен — там научился быть ответственным не только за коллектив, но и за семьи

своих работников… Не так давно был в Латвии, заходил на электроэнергетический факультет Рижского технического университета. Увы, лаборатории не изменились с советских времен. Перио­дически бываю и в Украине. Скажу честно: возвращаясь в Беларусь, всегда испытываю чувство гордости за те перемены и порядок, который поддерживают жители нашей страны. Поверьте, мне есть с чем сравнить… Помню свои впечатления еще с тех советских времен, когда жил в Литве, а служил в Калининградской области. Вроде бы одна страна была, но переезжал мост через Неман — и казалось, что попадаешь в другой мир: чистенько, аккуратненько, все кустики пострижены, трава… Любопытно, но теперь у меня те же впечатления при возращении в Беларусь от наших соседей. Сразу виден контраст: наш порядок на земле, наши дороги, придорожный сервис (может, он еще не очень сильно развит, но уже появился) , нет мусора на обочинах, обкошено все, придорожный лесной участок тоже убран. Мелочи? Как сказать…

— На «Белшине» вам довелось пройти почти все ступени — от энергетика в цехе вулканизации до главного инженера — первого заместителя директора завода. Да и сам Бобруйск, колоритный и яркий, наверняка зацепил… Не жаль было расставаться с городом, в котором все удачно складывалось: и карьера, и личная жизнь?

— Откровенно говоря, когда пришел на «Белшину», был уверен, что проработаю там до пенсии. Помню, мы только-только начали выпускать цельнометаллокордные шины для грузовиков, и это был первый для меня шажок в модернизации. Самый же интересный период пришелся на время, когда работал заместителем главного инженера по техническому развитию. Это позволило увидеть, какие новшества есть в мире, пообщаться с людьми, которые работают на современнейшем оборудовании. В то время завод останавливался только в большие праздники, но для меня даже праздники были буднями. Ремонтные и наладочные работы когда еще проведешь? Предприятие очень энергоемкое, с большим количеством оборудования и работающих на нем. Легкими нагрузки нельзя было назвать — на месяц приходилась 21 смена… Отработав на предприятии более 15 лет, понимаешь, что оно становится частью тебя. Так и со мной произошло. Став депутатом нижней палаты белорусского парламента, а после — руководителем Минского завода шестерен, по-прежнему встречаюсь с коллегами и сотрудниками «Белшины». Бобруйск для меня остался любимым городом. Там и дом родителей жены. Их самих, к сожалению, давно нет, но мы с семьей часто приезжаем туда на выходные.

— Традиционно задаю многим своим собеседникам вопрос о будущем нашей страны. Каким видите его вы, Владимир Валентинович?

— Отвечу, какой бы я хотел видеть Беларусь. Во-первых, привлекательной для подрас­тающего поколения, которое бы не испытывало желания покинуть ее в поисках работы или лучшей судьбы. Для этого еще очень многое надо сделать: создавать рабочие места с комфортными условиями труда и достойной заработной платой, повышать социальные стандарты, продолжать строить детские сады и школы в новостройках, модернизировать существующие, равномерно развивать все регионы. Во-вторых, мечтается о стране с высоким технологическим укладом, направленным на производство востребованного продукта с низкой материало- и энергоемкостью, в котором высокая добавленная стоимость будет достигаться за счет интеллектуальной составляющей. Для этого необходим рывок в прикладной науке. И наконец, хотел бы видеть страну, в которой значительную часть бюджета наполняет туризм.

В отличие от некоторых наших соседей нам удалось сохранить реальный сектор экономики. Пусть он болеет, пусть есть предприятия, которые реформировались или освоили другой вид продукции. Тем не менее он есть. И где работать молодежи тоже есть. Ведь самое печальное, на мой взгляд, происходит, когда молодые вынуждены в поисках лучшей судьбы ехать куда-то за границу.

— А вдруг кто-то из ваших детей, Владимир Валентинович, придет к вам и скажет: мне в Америке предложили вот такую работу и вот такие перспективы. Какие аргументы против найдете?

— В свое время я, конечно же, недостаточно внимания уделял своим детям, потому что фактически жил на заводе. Но как-то же выросли. Дочка окончила университет, уже внучка есть, сын учится на последнем курсе университета, у него специальность «Радиационная безопасность». Вроде не лоботрясы.

Мои дети об Америке, как вы спрашиваете, не говорят. Дочка работала на промышленном предприятии, сейчас она должна выйти из декрета и не планирует никуда уезжать. Сын пока размышляет, работать на родине в области ядерной энергетики или в сфере контроля радиационной безопасности…

Безусловно, есть молодежь, которая работает за рубежом. Кто-то возвращается, кто-то остается. У нас страна незакрытая, никто не запрещает этого делать. Вопрос: не носит ли этот процесс массовый характер и не повлияет ли он на рождаемость в нашей республике? Будут ли налоги, средства на развитие, на пенсии и так далее? Вот этот момент мне кажется очень важным. Поэтому необходимо создавать условия, чтобы молодым хотелось работать дома и не искать лучшей доли у соседей.

Помогать и подсказывать

— Сравните, насколько это возможно, свой предыдущий труд с новой ответственной должностью помощника Президента Республики Беларусь — инспектора по городу Минску.

— Назначение было довольно неожиданным для меня. Но, как сказал Президент в Послании белорусскому народу и Национальному собранию, государственные люди должны трудиться там, где в них нуждается страна. Тем более Минск — большой промышленный город… В новой работе нет и не может быть «не твоих» тем и проблем, а цена ошибки значительно выше. На производстве круг обязанностей, несомненно, ýже. Работу выстраиваю сам, но с учетом поручений Главы государства: помощник должен выполнять волю руководителя.

— На ваш взгляд, какие столичные вопросы сегодня нуждаются в особом внимании?

— Серьезной проблемой является уплотнение города. Частного сектора, который подлежит сносу или благо­устройству, очень много. Одни ждут не дождутся, когда их снесут, другие — с ужасом: человек хочет жить на земле, тут его дедушка с бабушкой жили, и для него это больно… Всегда будут недовольные. Безусловно, это предмет обсуждения: человеку надо что-то предлагать.

Еще один акцент в развитии города, которым нам необходимо заниматься. Строится немало жилья, а социальная сфера порой запаздывает. Если торговые сети развиваются довольно стремительно, потому что это быстро оборачиваемый капитал, то строи­тельство, связанное в первую очередь с дошкольными учреждениями, затягивается. Школьников можно учить в две смены, в поликлинику не каждый день ходим, а вот с дошкольными учреждениями посложнее. Согласитесь, рано утром встать и везти малыша через весь город — это негоже. Хотя должен признать, что в рамках существующих финансовых возможностей руководство столицы проблему снимает.

Следующий момент — это соответствие социальным стандартам уже существующих объектов. В этом направлении город тоже предпринимает действия. Новая школа или детский сад при строи­тельстве, скажем, обеспечены бассейном. И это стандарты Минска. А как быть с учебными заведениями в центре города, которым много лет? Ремонт в стандарты просто так не впишешь. Но можно поступить иначе, как недавно сделали в 10-й школе. Там обустроили стадион с искусственным покрытием, поставили антивандальные тренажеры… В других центральных школах и дошкольных учреждениях делают теп­ловую реабилитацию, меняют окна, двери, мебель. При этом очень важно оценить, где и что надо делать в первую очередь.

— Хочу узнать ваше мнение про города-спутники. Время от времени тема эта поднимается и… глохнет. Скажите, что такое должно произойти, чтобы реально взялись за их строительство?

— На самом деле проблема не в городах-спутниках. Скорее, нужно говорить о равномерном развитии всех регионов. Если в районном центре или крупном городе появятся все условия для жизни, то будет ли стремление попасть оттуда в столицу? Когда у человека есть возможность нормально трудиться, нормально обеспечивать свою семью, то у него нет стремления куда-то переезжать. Тем более что мы, как говорят, памяркоўныя, и сдвинуть белоруса с места, по сравнению с тем же немцем или американцем, довольно сложно… Поэтому необходимо создавать высокоэффективные производства не только в столице, но и в регионах. Как, например, сейчас делают в Орше… А также надо развивать и производство, которое уже существует. Когда рапортуют о том, что создали определенное количество рабочих мест, я бы говорил о другом — сколько было рабочих мест и сколько стало. Скажем, в Октябрьском районе столицы мы недавно подводили итоги работы. Там на начало года было 61 800 рабочих мест, на сегодняшний период их уже 62 200. Есть рост. И это даже более важный вопрос, чем создание рабочих вакансий. Потому что можно создать тысячу, а потерять… две тысячи.

— Ваши отношения, Владимир Валентинович, со столичной исполнительной властью — это больше сотрудничество или все же контроль?

— Когда меня назначали, я сам для себя определил задачу не столько контролировать, сколько помогать, подсказывать, используя свой опыт. Может, потому что сам всю жизнь привык что-то реально делать.

Всегда говорю: чтобы расстаться с человеком, надо понимать, кого ты на его место назначишь, процесс должен быть непрерывным. Поэтому надо работать с теми людьми и тем кадровым потенциа­лом, который имеем. Ведь идеальных среди нас нет.

Что касается должности «инспектор“… Наверное, любой руководитель — это инспектор, который проверяет, как работают его сотрудники.

Вместо пирамид — рыбалка

— В давнем интервью, еще в славном Бобруйске, вы признались, что в мечтах у вас — египетские пирамиды. Довелось там побывать, Владимир Валентинович?

— Если бы не напомнили, забыл бы про мечту… По предыдущей деятельности удалось по Европе немножко поездить. Правда, когда ты связан с работой, редко удается увидеть какие-то достопримечательности… Мой самый любимый отдых — проводить время в кругу близких мне людей, с детьми побегать с мячом, в лесу или на полянке. Люблю на Березину по­ехать, причем для меня важна не столько рыбалка, сколько общение с друзьями.

А мечта — пусть остается. Как же без нее?..

Автор: Екатерина ДУБИНСКАЯ