Культура

Большая музыка в эпоху попсы

— Галина Константиновна, кто сегодня претендует на звание композитора?

— Когда я поступала в музыкальное училище в 1967-м, статус этой профессии был настолько высок, что слово «композитор» для меня звучало как «волшебник», «чародей». Создание музыки требовало таланта, огромных усилий, нужно было много учиться. Посмотрите на партитуры Кортеса, Смольского, Мдивани — они написаны перьевой ручкой, которую обмакивали в бутылочку с тушью каж­дые 3 минуты. Мы же пишем в нотных редакторах на компьютере — так быстрее получается, да и исполнителю проще читать. Нынешнее обилие звуковоспроизводящей и звукозаписывающей техники, компьютерных музыкальных программ расплодило огромное количество любителей-музыкоделов. Сегодня можно и не зная нот участвовать в композиторских конкурсах. Самое печальное, что понятие композиторского профессионализма уже не осознаётся и не распознаётся социумом. Возможно, поэтому контингент тех, кто приходит к нам обучаться, изменился не в лучшую сторону.

— Популярна ли профессия композитора среди молодежи и какой конкурс на эту специальность?

— Время конкурсов прошло. В минувшем году на 3 места претендовали 4 человека. Сейчас на кафедре обучаются 19 студентов, в основном девушки. В разные годы мы набирали на курс от 4 до 5 абитуриентов. Молодые люди на перепутье: выбрать исполнительскую профессию или композицию. С первой легче трудоустроиться, поэтому чаще склоняются в ее пользу. Композиторами становятся те, у кого в этом есть жизненная потребность. Остальные идут в педагоги. Наши студенты получают двойную квалификацию: композитор и преподаватель музыкально-теоретических дисциплин.

— Можно ли научить сочинять музыку?

— В нашем вузе дают очень качественное академическое образование. Студенты изучают множество предметов, таких как «История музыки», «История оркестровых стилей», «Полифония», «Гармония»… Композиторский аппарат невидим, но он существует. Это прежде всего огромные знания! Научить писать ноты несложно. Наша задача — воспитать композитора как личность, равную Губайдулиной, Пендерецкому, Пярту. Воспитать хотя бы одного, кто создаст нечто уникальное. Сочинять музыку может каждый, но сотворить художественное произведение дано только единицам. И наша работа — искать их. На кафед­ре собрались люди, которые уже доказали свою творческую состоятельность. И для нас большая радость, когда появляется студент, в котором ты видишь свое продолжение, который внушает надежду на будущее. Если из пяти выпус­ков два человека становятся композиторами, уже хорошо! Сейчас у нас учатся талант­ливые ребята. Например, Анд­рей Цалко, Андрей Якушев, Люба Сытько, Игорь Комар. И среди выпускников есть очень интересные личности — Константин Яськов, Ольга Подгайская, Елена Гутина. Это люди, для которых сочинять музыку — самое увлекательное в жизни, а без такого ощущения ничего и не получится.

— Насколько востребована современная академическая музыка в стране?

— Ни на сколько. Хотя лично я жаловаться не могу — меня играют, есть предложения от ведущих коллективов и исполнителей. Но много моих талантливых коллег годами ждут оркестрового исполнения. Сегодня большие деньги получают лишь аранжировщики и все те, кто имеет отношение к шоу-индустрии. Авторы музыки интеллектуальной, философско-содержательной существуют от проекта к проекту. Радует, что на башметовском фестивале исполняют новые произведения белорусов. В 2007 году я была первой, чью музыку играли на одном из концертов. В основном же все существующие в стране фестивали организуют в рамках шоу-индустрии. Правда, есть у нас конкурс юных композиторов имени Юрия Семеняко. На­деемся, он состоится в ­2018-м. Хотя многие наши студенты успешно участвуют в международных соревнованиях.

— Как можно изменить ситуацию?

— Нужно воспитывать общество. Нынче не принято цитировать Маркса, но в одной из его работ есть фраза, что «вкус может испортиться у целой нации». Сейчас эпоха шоу-центризма, попсы, причем не только в музыке, но и в экономике, даже в отношениях между людьми. Чтобы академическая музыка была вос­требована, следует культивировать в обществе интерес к ней. Например, в Польше есть престижнейший мировой фес­тиваль «Варшавская осень». Это событие для всей страны, на концертах всегда полные залы, и понятно, что там академическая музыка востребована! Возможно, это одна из причин, по которой некоторые наши студенты и выпускники уезжают в еврозону. Там им создают такие условия, от которых они просто не могут отказаться. Мне, как преподавателю, обидно, что они покидают Беларусь. Ведь мы отдаем им все свои силы, готовим из них настоящих музыкантов, а результатом нашей работы пользуются другие. Конечно, стараемся убеждать молодежь оставаться здесь. И многие остаются и своим творчеством продвигают культуру нашей страны в мировое пространство, поднимают композиторскую школу на европейский уровень.

— А как обстоят дела с авторскими правами?

— Мои партитуры издавались за границей, но я за это ничего не получаю. Я просто радуюсь, что мои композиции звучат. Соответствующим организациям гораздо проще платить авторам-песенникам, чья музыка исполняется в рес­торанах. У композиторов же, пишущих академическую музыку, всё трудно. Ко мне час­то обращаются исполнители из разных стран и просят ноты моих сочинений. Они спрашивают цену, а я не знаю, что ответить. У нас не выработана такая практика. Говорю им: «Ваша плата — хорошее исполнение в публичном концерте». Что еще сказать? Не все представляют наш труд и то, зачем он нужен, если есть более насущные экономические проб­лемы. Но, знаете, мне очень нравится высказывание великого человека, миллионера и мецената, помогавшего художникам и музыкантам, Саввы Мамонтова: «Если думать только о хлебе насущном, то, пожалуй, не будет и хлеба».

Справка «ВМ

Галина Горелова — одна из первых женщин-композиторов в стране, лауреат Государственной премии и специальной премии Президента Республики Беларусь в области музыки, заслуженный деятель искусств Республики Беларусь, профессор БГАМ. Пишет музыку для различных инструментов, а также струнного и симфонического оркестров. Создала индивидуальный стиль, отмеченный поэтическим очарованием и одухотворенностью музыкальных образов.

Мнение

Студенты кафедры композиции Белорусской государственной академии музыки рассказали, какой видят свою реализацию в профессии.

Лиза Лобан, 2-й курс:

— У меня мало опыта в композиции, и мне пока нравится экспериментировать, искать свой стиль. Привлекают вокальное и электронное направления. Сейчас востребована музыка медийная, к играм или фильмам, но я себя все-таки вижу композитором академическим или театральным. Считаю, что композицию можно сделать своей работой, все зависит от того, какую сферу музыки выбрать.

 

Андрей Цалко, 4-й курс:

— В основном пишу классическую современную музыку, пьесы и сонаты. Из последнего — сочинение для баяна, которое сам исполнял в филармонии. Но мне интересно работать не только с академической музыкой. Считаю, что композитор должен уметь написать и попсовую песню, и саундтрек к фильму, и концерт для оркестра.

 

Любовь Сытько, 5-й курс:

— Надеюсь, что после академии продолжу сочинять музыку. Пока нахожусь в по­иске своего стиля. Но ситуация такова, что композиция для многих музыкантов — хобби. Заказов и исполнений немного. Поэтому буду сочинять в свободное от работы время. Я уже преподаю композицию в одной из музыкальных школ, и мне это нравится.

Автор: Виктория СЕМЕНОВИЧ